Личный опыт. Право на помощь, или как юристы спасают животных

Екатерина Сорока – юрист, зоозащитница, координатор программы ХутроOFF , владелица социально ответственного ХВІСТ ХАБ и просто человек, который помогает животным находить дом.

Мы поговорили с Катей про все аспекты её деятельности, познакомились с Нюсей, которая ищет дом, и теперь всей командой держим кулачки за запрет производства меха в Украине (это же дичь какая-то!)

Катя, расскажи, как Нюся попала к тебе
У Нюси умерла хозяйка, около недели она просидела в закрытой квартире одна. Потом попала к волонтёрам и от них – ко мне. У нас с ней много времени ушло на то, чтоб после стресса кошка расслабилась, стала опять доверять людям, перестала нервничать, бояться. Сейчас она очень ласковая, ориентирована на человека, любит, когда её гладят.

15_11.jpg


Сколько она у тебя на реабилитации?
Уже полгода. И вот сейчас я действительно почувствовала и вижу, что могу её спокойно отдать хорошему человеку. И я знаю, что она не будет при этом стрессовать.

52_48.jpg


Это первое животное, пристройством которого занимаешься?
Были до Нюси другие животные. Я не скажу, что занимаюсь волонтёрством на постоянной основе, но периодически животные, которым нужна помощь, находят меня сами. Недавно я пристроила в чудесную семью кота Тимофея. Увидела его на улице в ужасном состоянии и не смогла пройти мимо. У него были проблемы с глазами, делали операцию, он долго восстанавливался. Сейчас у него всё хорошо, он обожаем в новой семье. Они с хозяйкой всё делают вместе. В доме ещё есть другие коты, но хозяйка говорит, что только Тимофей так к ней расположен.


Тяжело каждый раз пристраивать животное?
Конечно, когда помогаешь животным – ты берёшь на себя ответственность и у тебя появляются хлопоты. Бывает тяжело. Но потом всё перерастает вот в такие счастливые истории.


Помогая животным, в чём ты видишь главные проблемы с бездомными животными в Украине?

Как юрист могу сказать, что они абсолютно не защищены. Это касается и так называемых «догхантеров», которые говорят, что берут на себя «функцию санитаров». А, на самом деле, негуманными методами совершают эвтаназию, на которую они не имеют ни юридического, ни морального права. Существует проблема с органами местной власти, коммунальными предприятиями. Ведь для того, чтоб они занимались проблемами животных в каждом конкретном городе, выделяются деньги из бюджета. Эти деньги должны идти на стерилизацию, вакцинацию бездомных животных. И коммунальные предприятия в этом плане очень недорабатывают. В каких-то городах больше, в каких-то меньше, но целом по Украине ситуация достаточно плачевная.
Ещё одна проблема – у нас нет нормальной законодательно базы, которая регулировала бы вопросы регистрации домашних животных, ответственного отношения хозяев. Если животное не имеет племенной ценности, оно должно быть стерилизовано. Чтоб потомство не оказывалось на улице, пополняя ряды бездомных собак и кошек.
Юристы работают над законопроектами, которые будут учитывать эти нюансы, и, мы надеемся, в парламенте эти законы пройдут хотя бы первое чтение.

Ещё одна проблема – у нас нет нормальной законодательно базы, которая регулировала бы вопросы регистрации домашних животных, ответственного отношения хозяев.

Как ты думаешь, стоит ли рассчитывать на сознательность граждан в вопросах гуманного отношения к животным?
Я юрист и мне положено верить в силу закона. Но я уверена, что никакая самая жёсткая санкция не даст того результата, который получается благодаря воспитанию сознательности у людей. У человека, который не считает норму закона правильной, всегда есть соблазн нарушить его, обойти. Поэтому я считаю, что работать нужно в двух направлениях – и в законодательном поле, и над повышением уровня ответственности и гуманности людей по отношению к животным. Через социальную рекламу, через обучающие программы для детей.


Ты также являешь координатором программы ХутроOFF, расскажи о ней больше.

Кампания  ХутроOFF запущена в Украине несколько лет назад. И какое-то время мы рассказывали людям, как производится мех, какие условия содержания на зверофермах, рассказывали об альтернативах, которые давно существуют в мире и что в мехе нет уже никакой необходимости. Тогда мы считали, что нам нужно работать, в первую очередь, с потребителями меха, чтобы спрос на него снижался. Но сейчас мы иначе расставили акценты. Необходимо вводить запрет на производство меха на законодательном уровне. Подобный запрет начинает работать уже в 13 странах Европы. К чему это приведёт? Меховой бизнес начнёт переводить своё производство в Украину. Один датский предприниматель уже подписал меморандум с местными властями в Житомирской области о создании фермы для выращивание норки. Это стало катализатором того, что мы вошли в более активную фазу нашей кампании. И переориентировались на то, что в Украине необходимо ввести запрет на этот вид бизнеса. Иначе, в итоге, через 5 лет получим в Украине просто экологическую катастрофу.

42228895_741988682823676_8718630057209233408_n.jpg


В чём опасность этих меховых комплексов?
Помимо этического аспекта и негуманности этого бизнеса, есть ещё вопрос загрязнения окружающей среды. Огромное количество животных содержится в одном месте, и отходы их жизнедеятельности невозможно экологично утилизировать. Их просто захоранивают в землю. Это ведёт к тому, что аммиаком и нитратами загрязняются грунты, подземные воды и все близлежащие водоёмы. Так же загрязняется воздух из-за значительных выбросов биогазов. Это негативно влияет не только на окружающую среду, но и сказывается на здоровье людей, которые живут поблизости. Есть ряд заболеваний, которые врачи связывают именно с жизнью вблизи подобных комплексов. Это аллергические реакции, заболевания органов дыхания, мигрени – все симптомы, которые проявляются при отравлении токсическими веществами. Поэтому этот вид бизнеса не несёт в себе ничего хорошего.

А как же открытие новых рабочих мест?
Да, существует такой аргумент у инвесторов. Мы изучили этот вопрос. На пушных фермах процесс максимально автоматизирован, и обычно работают там 7-10 людей. При этом, они задействованы в самой грязной работе, находясь в эпицентре неблагоприятных факторов. И текучесть кадров на этих фермах очень высокая. Рекорд работы там для одного человека – 2 месяца. У работников начинается резко ухудшаться здоровье и люди просто увольняются. Это явно не те рабочие места, за которые нужно бороться.


Сколько сейчас работает меховых ферм в Украине?
Формально их около 70, но часть этого бизнеса находится в тени. И та цифра, которую мы получили от Держстата, что в год забивают 639 тысяч животных на мех – она очень занижена.

Реальная цифра – больше миллиона пушных зверьков в год забивают на меховых фермах.


А куда девают тушки?

Во-первых, сам забой происходит абсолютно варварскими методами. Существует только 3 метода умерщвления пушных зверей. Первый – пропускание электрического тока через животное. Один электрод вставляется в пасть, другой – в анальное отверстие, пускают разряд и животное умирает от сердечного приступа. Второй – удушение в газовой камере. Точнее, это бочка с окошком, куда бросают сразу несколько животных и пускают газ. Третий метод – смертельная инъекция. Но она не идентична усыплению в вет.клинике, когда есть медицинские показания для эвтаназии. Усыпление в клинике – это дорогая процедура с качественными препаратами. То, что происходит на пушных фермах – это абсолютно негуманное усыпление, животные бьются в конвульсиях, идёт пена изо рта.
По поводу тушек – здесь зависит от фермы. Часть бизнеса перерабатывает «отходы производства» и потом этой массой кормят подрастающее поколение зверьков. Другие – просто захоранивают трупы, делают могильники. Что также приносит огромный вред окружающей среде и абсолютно не экологично.
Ещё важный момент. Когда так много животных находятся в одном месте, им, вне зависимости от их здоровья, всю жизнь дают антибиотики. Соответственно, труп животного уже содержит в себе микроорганизмы, стойкие к определённым антибиотикам. И этими бактериями потом загрязняется почва и грунтовые воды. И когда они попадают в организм человека с водой или продуктами – они также будут устойчивыми к антибиотикам, что затруднит лечение человека.

41378795_735987070090504_6015355796903165952_n.jpg


Петиция про запрет производства меха в Украине на сайте ВР набрала рекордные 27 тысяч голосов. Вас поддерживает Министерство экологии. Что дальше?

Да, петиция набрала больше 25 тыс. голосов – теперь она обязательна к рассмотрению в Верховной Раде.
Недавно мы презентовали текст законопроекта о запрете производства меха в Украине. Присутствовали представители Минэкологии и Минагро, народные депутаты. Мы передали текст законопроекта им для изучения и ждём комментариев. Минэкологии заявило, что будет поддерживать законопроект и в комитетах на рассмотрении, и в сессионном зале. Мы надеемся, что прогрессивность этой идеи победит. Тем более, что мы прибегаем к европейской, проверенной практике.

Будем очень этого ждать!

Катя, ты также являешься владелицей салона для животных ХВІСТ ХАБ. Расскажи о нём.
ХВІСТ ХАБ коммерческий проект, который включает в себя и магазин, и груминг салон. Запустила я его потому, что мне хочется, чтобы работал социально ответственный бизнес. В ХВІСТ ХАБ это проявляется в том, что мы поддерживаем мероприятия, связанные с пристройством бездомных животных, популяризации гуманного обращения с животными. И 10% нашей прибыли мы отдаём приютам, волонтёрам, тем, кто заботится о животных. И, конечно, мы очень любим наших клиентов: счастливых животных и их довольных хозяев. Стараемся предоставить широкий спектр товаров, дать совет, нужную рекомендацию относительно корма, амуниции, игрушек. Надеемся, что с помощью  ХВІСТ ХАБ будем помогать и животным, у которых есть хозяева и тем, кто ещё не нашёл своего человека.

36_32.jpg


По поводу помощи животным. Ты, как юрист, какие можешь дать советы человеку, который видит жестокое обращение с животным?
Жестокое обращение с животными – это такое же преступление по уголовному кодексу, как и кража, убийство, нанесение тяжёлых телесных повреждений человеку. Когда вы видите кражу, первое, что вам приходит в голову – это позвонить в полицию. Здесь должен срабатывать такой же механизм. Видите жестокое обращение с животным – вызывайте 102. Это 299 статья в УК Украины и её нельзя игнорировать.
Далее человеку, который вызвал полицию, нужно проследить, чтоб всё было верно задокументировано. Этим непосредственно занимается следственно-оперативная группа. Полиция только может задержать подозреваемого, остановить насильственные действия по отношению к животному, охранять место преступления для криминалистов. И полиция должна вызвать СОГ – вот здесь вам нужно проявить настойчивость и выдержку. Следственно-оперативных групп мало и едут они долго. СОГ составляет «Протокол огляду місця злочину», делает первичный опрос свидетелей, забирает труп на экспертизу (если он есть). Затем вам нужно поехать в районное отделение и подать заявление о жестоком обращении с животным. Без вашего заявления не будет основания для открытия уголовного дела. После подачи, в течение 24 часов, информация о преступлении должна быть внесена в Единый реестр досудебных расследований. Нужно узнать фамилию следователя, на которого распределено это дело. И звонить ему, узнавать, внесено ли дело в Единый реестр. Если на этом этапе возникают сложности – лучше обратиться к юристам, которые дадут совет, будут сопровождатьдело и всё контролировать.
К сожалению, со стороны правоохранительных органов ещё сохраняется такое попустительство в отношении дел о жестоком обращении с животными. Но есть надежда, что ситуация изменится. Санкция за эти правонарушения сейчас увеличена, и по некоторым частям статьи преступление относится к тяжёлым – а, значит, становится более привлекательным для правоохранителей. Ведь может повысить статистику раскрытия тяжёлых преступлений.

Будем надеяться, что и закон, и сама правоохранительная система в Украине начнут работать.